Рок-архив

Все о рок-музыке, рок-музыкантах, рок-группах

песни группы Мастер

master02

рок-группа Мастер

Часть 2
Меченый

…предыдущее.
17 декабря 1989 года. Ещё вчера московский мороз во всю бил в барабан языческого веселья. Сегодня – невидимая рука натягивала на город, сопротивлявшийся из всех сил, колпак псевдовесенней влажности. Мы снова встретились с «Мастером» в серый день прощания навсегда. Большаков сидел неестественно прямо, спиной к окну, и от того лицо его казалось желтовато-бледным… Он пришёл ко мне с той стороны – с той стороны Комсомольского проспекта, по которой скорбно тянулась вереница веривших Сахарову и надеявшихся на Сахарова людей…
Большаков – Прошло всего полгода, а я ни во что уже не верю. Смерть Сахарова – крушение всего… Роковая случайность… Но случайность ли? Мне пришла в голову мысль, что моя вера в перестройку (помнишь, мы говорили летом?) рухнула окончательно, все мои надежды пошли прахом… У Дворца молодёжи я видел дрожащих от холода, уставших людей, которые шли проститься с Андреем Дмитриевичем. Всё-таки он сплотил их ещё раз…
Корреспондент – Сплочённое молчаливое меньшинство или, пожалуй, молчаливое большинство. Молчали всю жизнь,  а он говорил. Тысячи не нашли в себе силы сказать, а он, один, нашёл…
А. Б. – Просто он не был поражён вирусом страха… Ему не приходилось бороться со своим вторым «я», с этим шизофреническим раздвоением личности «сказать – не сказать», «промолчать – не промолчать», «убить – не убить»… А ведь чувство страха – самое живучее и развитое в нас. С генами передаётся, по наследству… В воздухе витает.
К. – Может, я сейчас что-нибудь не то скажу, но, ей-богу, мне кажется, что при Сталине тотальной эпидемии страха всё-таки не было. Что ж, у всех повально коленки от страха дрожали? Многие наверняка и не думали о репрессиях…
А. Б. – Но ведь было время, когда сажали за политические анекдоты, в психушку отправляли за убеждения. Система работала бесперебойно, что со Сталиным, что без Сталина.
К. – Система… У хиппов тоже система. Но та, о которой мы говорим, состоит из нас же. Чудовище с гипертрофированными людскими пороками. И ты, Большаков, музыкант и великий пессимист, и я, все мы – микробики в теле созданного человека Чудища. Вот умер Сахаров, и молчаливое большинство, оно же меньшинство (молчат же, никак не определишь!) затосковало, частица системы дала сбой. Временный.
А. Б. – Помнишь, Сахаров говорил – надо бороться? Тогда я был согласен с ним, но теперь… С кем бороться? С самим собой? Или с этой проклятой системой? Она изуродовала меня морально и физически. Я переживаю за свою семью, за себя. Смерть Сахарова, то, что связано с ней, отношение к Андрею Дмитриевичу агрессивных аппаратчиков и примкнувших к ним – всё это заставляет меня ещё раз задуматься. Нет, окончательно убедиться: «оттепель» и

*

«Мы чуем дни
Чёрных полос,
Боже, храни
В нас нашу
Злость!
Дверь – на замок,
Рот – на запор,
Ливень с камней
Смыл наш позор…
Кровь роднит людей с волками,
Алая, как флаг,
Тень диктатора над нами
Чертит странный знак…
Припев:
Стены против стен,
Злость
На злость,
Солнце о людей обожглось!
Я не ослеп,
Я не оглох,
Я б вышел вон,
Если бы смог!
Но к ногам свинцовой гирей
Прах моих отцов,
Слишком долгим был в России
Урожай крестов.
Припев:
Мы чуем дни
Чёрных полос,
Боже, храни
В нас нашу злость –
Слабый сам на крест ложится,
Сам вбивает гвоздь,
Чтоб рассудка не лишиться –
Выбираю злость!»
(«Боже, храни нашу Злость!», песня с альбома «С петлёй не шее» группы Мастер, стихи М. Пушкиной).

прочая лирика – ерунда. Слово «перестройка» мне набило оскомину… То, о чём я говорил летом, было лишь предчувствием. Сейчас предчувствие перешло в категорию убеждённости. Жаль, что мало кто поймёт слов наших песен… продолжение следует…

Автор: Fitil. Рубрика: Мастер, Новости.

Ваш отзыв

Имя
Почта
Сайт
Сообщение