Рок-архив

Все о рок-музыке, рок-музыкантах, рок-группах

Мастер группа

…предыдущее.
К. – Альбом-то получается очень политическим…
А. Б. – У нас слово «политический» воспринимается через призму совка. Уже устоялось мнение, что если антисоветская песня, то обязательно проституция. Можно было бы, конечно, вычислить и более коммерческие темы… Тем более, что ХМ и особенно трэш, слушают подростки, которым наши проблемы, грубо говоря, до лампочки.

*

«Один забыл о нервах,
Когда другой кричал.
В ответ на правду жертвы
Есть правда палача,
Всегда  найдётся третий,
Чьё дело – приказать,
Судья виновных метит,
Ему и отвечать.
Под маской подневольной
Удобно палачу,
Один кричит: «Мне больно!!!»
Другой кричит: «Плачу!»
И щедро платит кто-то,
Чтоб рук не замарать,
За грязную работу –
Работу убивать.
Невинный обезглавлен,
Всё тяжелее счёт –
Глядишь, король отравлен,
Ну, а палач живёт,
На согнутые спины
Взойдёт другой кумир
Виновных и невинных
Судить на смертный пир.
Последняя молитва,
И – догорит свеча…
Боль тела воплем хриплым
Не тронет палача,
Здесь Дьявол веселится,
Секира, кнут, кулак,
Убийцы прячут лица
Под пурпурный колпак…»
(«Палачи», песня с альбома «С петлёй на шее» группы Мастер, стихи Н. Кокаревой).

Когда им говорят о смерти, они этого не понимают – они видели смерть по ТВ, в кино, по видео. И Афган для них нечто, удобное для спекуляции. «ВЫ послали молодёжь в Афганистан…». Всё это не искренне и не честно. Они научились словоблудию. Те люди, которые поняли бы нас, скорее всего, этот альбом слушать не будут… Когда мы будем «обкатывать» новую программу, молодёжь не станет вникать в смысл песен, она будет наблюдать, как мы играем… А играем мы, я не боюсь показаться не скромным, хорошо…
К. – Значит, ваш альбом – глас вопиющего в пустыне. Вы делаете своё дело, не надеясь, что вас услышат, поймут!
А. Б. – Не хочется петь пустых песен. Таких мы уже напелись за свою жизнь. Я не просто играю – я высекаю ноту, которая у меня ассоциируется со словом. Мой трэш – моя злость. Хотя на альбоме есть одна инструментальная, тоскливая вещь – «Когда я умру». Я очень боюсь смерти, я не беру эту тему – она, в принципе, запретная… Но было состояние меланхолии, я вдруг почувствовал одиночество, пустоту и тоску… Жуткую тоску уходящего… Самая страшная песня альбома для тех, кто её поймёт, – «Мы не рабы». «День и ночь – время пещер, день и ночь – бред полумер»… Абзац, кода. «Скованные одной цепью» Наутилуса – гениальная песня, но возникают совершенно другие ассоциации. Я слушал «Скованных» и старался не улыбнуться, прекрасно понимая, что могут подумать окружающие. «За красным восходом розовый закат», – достаточно забавно. А «Мы – не рабы» – злая песня. На самом деле мы – рабы. Нам дали один-единственный шанс, и мы, как холопы, побежали доказывать, что мы – рабы, побежали в первую очередь искать царя-батюшку…
К. – Н – да, Большаков, в гнезде металла, в ФРГ, такое высказывание имело бы успех.
А. Б. – Это как раз и самое обидное. Что в ФРГ будет иметь успех. Нас туда приглашали. «Наденьте, – говорят, – кожанки и будёновки и вперёд!». А я не хочу клюквы а ля рус… Я не антисоветчик, я просто честный человек. Я поверил в перестройку. Нам действительно стало легче дышать. Но в связи с чудовищно низким уровнем культуры у нас в стране творится такое, что словами трудно передать. Я против этого. Если люди недостойны свободы, их надо лишить её. Резкий лозунг? Попахивает фашизмом? Сказано, значит, сказано. А потом – мы неправильно понимаем и воспринимаем демократию. Мы слишком долго говорили о демократических преобразованиях, ссылаясь на западные страны. Но их модель невозможно перенести на нашу несчастную землю. Там всё складывалось и шлифовалось веками. Нельзя сделать у нас так же, как у них… Я смотрел съезд и говорил сам себе: «Не могут заниматься политикой люди от сохи!». Выборы – вообще смех. Но теперь аппаратчики могут сослаться на демократичность выборов – «нас выбрал народ». «Выбрали тех, кого вы хотели, так и получайте то, что хотели!». В этом ничего не изменилось. Стало ещё хуже – те реакционеры, которые пролезли к руководству, прикрываясь народностью, буду душить и винтить со вкусом. Единицы нормальных, образованных людей, которые будут присутствовать наверху, являют собой положенное по условиям игры в демократию меньшинство. Страшно.
К. – А как ты относишься к проблеме эмиграции?
А. Б. – Одно время у меня было ощущение, что надо валить отсюда. Но я понял, что не прав. Во многом моё отношение к эмиграции определил Андрей Дмитриевич Сахаров. Кто уезжает, пусть уезжает, если там будет легче, дай бог, но я остаюсь. Я не смогу… Сахаров примерно так сказал, когда его пытались выставить из страны: пускай уезжает тот, кто не даёт нам спокойно жить, не даёт спокойно жить стране. Почему должен уезжать я, настоящий русский человек? Один в поле не воин, но перед собой я всегда оправдаюсь. Когда Сахаров вышел на трибуну и сказал, что ссылка в Горький – награда, я окончательно утвердился относительно идеи альбома и Мастера. Продолжение следует…

Автор: Fitil. Рубрика: Мастер, Новости.

Ваш отзыв

Имя
Почта
Сайт
Сообщение